Владимир Гутенев: зависимость российской экономики от импорта пусть и высока, но далеко не фатальна

Выступая на пленарной дискуссии в рамках стартовавшей в Нижнем Тагиле 10-ой Международной выставки Russia Arms Expo 2015, Первый зампред Думского Комитета по промышленности, Первый вице-президент СоюзМаш России Владимир Гутенев заявил, что зависимость российской экономики от импорта пусть и высока, но далеко не фатальна: «Тем более, что здесь вполне возможна смена партнеров. Это, кстати, полезно и с точки зрения безопасности, потому что исключит попадание к нам оборудования с так называемыми «недекларированными возможностями», которые могут быть использованы недобросовестным партнером в критический момент, особенно на объектах критической инфраструктуры. Не секрет, что некоторые заложенные возможности позволяют не только осуществлять мониторинг ситуации, но и перехватывать управление. Мы знаем о зарубежных системах разведки «Эшелон», «PRISM», которые несут угрозу для различной инфраструктуры».

Парламентарий считает необходимым сформировать систему стимулов для поддержки национального производства импортозамещающей продукции, конкурентоспособной не только на внутреннем, но и на внешних рынках: «То есть речь идет не столько об ограничении импорта, сколько о стимулировании экспорта. При этом импортозамещение следует понимать не просто как снижение объема импорта как такового, а как минимизацию рисков в сферах экономической и оборонной безопасности, доступности передовых технологий, товарной зависимости. Эта задача сложна тем, что необходимо найти разумный баланс между импортозамещением и кооперацией».

Для этого Гутенев допустил возможность приостановления исполнения некоторых обязательств, как в случае с присоединением к ВТО, если это стимулирует развитие отечественной промышленности и способствует созданию новых рабочих мест: «Причем прежде всего необходимо обеспечить государственную поддержку критически важных технологий – электронных компонентов, станкостроения, авиакосмического, энергетического машиностроения, специального судостроения».

Депутат подчеркнул, что импортозамещение – не самоцель. «Мы не можем отказаться от преимуществ глобальной кооперации, вступить на путь экономической самоизоляции. Вопрос только в поиске надежных партнеров. Сегодня приходит понимание, что к этому вопросу нужно очень тщательно подходить. Сырьевое сотрудничество с развитыми странами давало нам в ряде случаев и технологические преференции, поскольку мы являлись реципиентами технологий. В сотрудничестве же с Китаем, другими юго-восточными странами мы, к счастью, в основном являемся донорами. Новые возможности не просто открываются: мы их активно используем. Идет расширение отношений со странами БРИКС, с Юго-Восточной Азией. По электронно-компонентной базе расширяется сотрудничество с Китаем, Малайзией, Сингапуром, которые способны производить необходимую нам линейку. Осуществляется совместная разработка продукции, в том числе в интеллектуальной и высокотехнологичной сферах, которая является конкурентоспособной на мировых рынках», – отметил Гутенев, приведя в качестве примера совместную разработку с индийцами ракеты БраМос, с китайцами – широкофюзеляжных самолетов, а также создание тяжелых вертолетов нового поколения на российских научно-технических заделах.

Среди причин недостаточно быстрой реализации процесса импортозамещения депутат назвал значительное отставание в уровне используемых технологий производства ряда видов продукции, прежде всего, комплектующих и оборудования для машиностроения, определенные ограничения по численности и компетенциям занятых кадров в связи с демографическими причинами и проблемами в системе образования, отсутствие необходимых научно-исследовательских заделов по ряду значимых направлений.

Вместе с тем, парламентарий подчеркнул, что процесс импортозамещения набирает обороты и уже сегодня есть примеры его успешной реализации. «Санкции заметно оживили российскую промышленность, заставили вспомнить о собственных разработках, о модернизации производств, о специалистах. Прекращение поставок украинской компанией «Мотор Сич» малоразмерных газотурбинных двигателей Р95 дало старт давно разрабатываемому российским НПО «Сатурн» проекту двигателей 36MT для крылатых ракет Х59. Двигатель российского производства обладает целым рядом преимуществ в сравнении с украинским. Реализуется программа развития стратегических ядерных сил, которая уже не предусматривает участие в ней украинских производителей. Новые ракетные комплексы стратегического назначения «Тополь-М», «Ярс» и морская «Булава» сделаны полностью на отечественной элементной базе. Также будет разработана и новая тяжелая баллистическая ракета – «Сармат». К проекту создания новейшего российского комплекса ПВО С-400 не был привлечен «Днепровский машиностроительный завод», который когда-то принимал участие в создании и производстве С-300. В России появились и собственные авиационные ракеты класса «воздух-воздух» Р-77 для истребителей МиГ-29, Су-27, Су-30 и Су-35», – рассказал Владимир Гутенев, подчеркнув, что по части судовых двигателей наиболее крупная задача связана с созданием собственного производства корабельных газотурбинных энергетических установок с соответствующими редукторами и средствами управления.

«Подготовка к производству отечественных газотурбинных агрегатов ведется рыбинским НПО «Сатурн». Изготовление редукторов для ГТА поручено санкт-петербургскому заводу «Звезда». Предварительно начало поставок газотурбинных двигателей на ПСЗ «Янтарь» запланировано на конец 2017 –  начало 2018 гг. Пока все работы идут по графику. Средства выделены, все участники работают в тесной координации между собой и заказчиком. Важным сигналом о хороших перспективах решения этого вопроса можно считать решение Минобороны о возобновлении строительства второй тройки сторожевых кораблей проекта 11356 на Прибалтийском судостроительном заводе «Янтарь» (входит в ОСК). В настоящее время там возобновлены работы по формированию корпусов СКР «Адмирал Бутаков» и «Адмирал Истомин». Передача флоту первых боевых кораблей, оснащенных газотурбинными ГЭУ отечественного производства, планируется в 2020 году».

Парламентарий уточнил, что всего в период до 2025 года к импортозамещению предусмотрено 826 образцов вооружения, военной техники и комплектующих. Причем процесс набирает неплохие темпы. Так, за первое полугодие 2015 года более половины украинских комплектующих уже замещено. Самыми сложными позициями остаются газогенераторы, силовые машины для ряда надводных кораблей, а также авиационные двигатели самолётов. Крайние сроки завершения процесса по Украине – 2018 г., по странам НАТО – 2021 г.